Prosto Gorlovchanka (gorlovchanka) wrote,
Prosto Gorlovchanka
gorlovchanka

Categories:

Я люблю свою Родину вроде бы (Часть 1) Поездка домой (из Краматорска в Головку)

В общем, решила я все-таки выбраться домой. Вещей взять, кое-кого повидать, на город посмотреть. Поэтому в полшестого утра 13го июля я уже была на автовокзале Краматорска.Микроавтобус предлагал подвезти нас до самого КПВВ Зайцево, так что мы сочли разумным воспользоваться этим предложением, тем самым экономя время, которое обязательно потеряли бы на автостанции Бахмута. Дорога не заняла много времени. Уже в восьмом часу водитель высадил нас у границы КПВВ. Тут, как и всегда, толпились люди. Нам повезло, в этот утренний час очередь была невелика – до пары сотен человек. Большинство просто стояли на солнышке, переговариваясь, попивая воду и стремясь не пропустить момент, когда нужно будет, подхватив сумки, продвинуться на полметра-метр вперед к заветным бетонным блокам, где начинается таможня. Другие, в основном старики, прятались в палатках, где хотя бы нет прямых солнечных лучей. (фото 1-3)




Больше часа общалась с попутчиками. Обсудили все: от войны и последних разрушений до различия цен и членов семей каждого присутствующего. Наконец, к половине десятого подошла и наша очередь на таможню. Мою сумку, как обычно не проверяли, так, проводили взглядом – и вся проверка. Следующая цель – окошко паспортного контроля. Оттуда видно голову очереди на таможню (фото 4)

Еще 45 минут (из них минут 20 система «висела») и мой паспорт наконец проверен, я получаю на руки талончик – маленькую бумажечку с красными циферками (фото 5).

Без него Майорский пост мне не пройти. Прячу талончик в паспорт и отправляюсь ждать автобуса на Майорск. С автобусом везет: уже через 15 минут я третьей по очереди попадаю в салон и даже занимаю сидячее место. Через лобовое хорошо видно, как жизнь на блокпосту кипит. Машины – люди – проверки. Кто из нас мог представить такое еще 2,5 года назад? (фото 6).

На Майорске приходиться быстро штурмовать удачно подвернувшийся горловский автобус, быстро пролетаем серую зону, и начинается оккупированная часть области. Дальше фотографировать я перестаю, потому что дома долго не была и поначалу фоткать здесь кажется стремно. Вижу неотягощенные интеллектом лица «защитников» маладых Рыцпублик, красные флаги, аквафреши, черно-сине-красные тряпки ДНР. «Республиканская таможня» - это отдельная песня. Из автобуса выходить не надо, но водитель собирает все паспорта и несет их в отжатую заправку, где за компьютером сидит чучело в форме и «вносит всех проезжающих в базу». Прелесть ДНР в том, что в их бардаке даже такой «националпредатель» и «бендеровец», как я вполне спокойно пресекает их блокпосты (и уже не в первый раз!) Зато стоим добрых часа два. В это время я с удивлением слушаю, как горловская вата хвалит Покровск (по-ихнему Красноармейск), какой там порядок, и асфальт, и детские площадки, и зеленые дворы.
По приезду в Горловку (встаем на Украине, которую водитель деликатно именует «на кардиологии») первым делом иду менять деньги. Да, с гривнами тут, к сожалению, больше делать нечего. Напротив бывшего Ц-Городского РУВД появился обменник. Так, мои 100 гривен превращаются в 264 фуБЛЯ (фото 7).

Теперь самое время разжиться продуктами на полтора дня, которые я собираюсь провести в Горловке. Захожу в «Аверс» и упираюсь глазами в портрет Сталина. Это, оказывается, сувенирная лавка на входе теперь. Потерянно хожу между рядами. Абсолютно не могу понять, что дорого, а что дешево. Почти все марки продукции мне незнакомы, что из этого я могу себе позволить, тоже остается пока загадкой. Изучаю ассортимент и цены (фото 8 – 12).





Наконец, изобретаю формулу приблизительного конвертирования рублевых цен в привычные: цена в рублях : 5 * 2 = цена в гривнах. Делаю покупки. Дороговато, конечно, но выбора нет (фото 13-14)


Отдельное предупреждение, НЕ покупайте русский кофе «Жокей». Не просто гадость, реально пить невозможно!
Вот теперь можно и домой. Мимо первой школы с ДНРовским флагом, мимо с детства знакомой почты, мимо желто-голубого магазина Lumen, на стене которого за время моего отсутствия появилась надпись «Цой жив», мимо разбитых взрывной волной и наскоро забитых фанеркой окон подруги я, наконец, подхожу к своему подъезду. Он лишился окон в тот же день, 31 января 2015го года. Правда, с тех пор кто-то натянул на окна что-то вроде мешковины с логотипом «Unicef» (фото 15)

Квартира встречает необычной пустотой (многие вещи-то я забрала) и запахом нежилого помещения. Теперь так, наверное, будет всегда. По крайней мере, до конца оккупации. На следующий день я получу еще много впечатлений от прогулки по городу, но это уже совсем другая история…
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 4 comments